Хороший день для вывешивания постиранного белья или 10-процентная вероятность дождя?

Историк д-р Александр Холл является помощником директора Центра по науке, знаниям и вере в общество Ньюмановского университета в Бирмингеме, СК. Его докторская диссертация, защищенная в 2012 г., «Риск, вина и компетентность: Метеорологическое бюро и погодные катаклизмы в послевоенной Британии» была недавно награждена премией имени Марка Огюста Пикте за вклад в историю науки. Премию вручило Женевское общество физики и естественной истории. Недавнее нашумевшее заявление в средствах массовой информации и в социальных сетях о том, что мы живем в «постправдивом мире», вызвало озабоченность у некоторых ученых. Однако безоговорочное доверие к таким заявлениям нарисовало бы чересчур упрощенную и глубоко антиисторическую картину. Хотя 2016 год, возможно, и имел свои сюрпризы, проблемы, которые он поставил перед теми, кто связан с передачей фактов и цифр специалистам и широкой общественности, не должны шокировать по-настоящему.

Недавнее нашумевшее заявление в средствах массовой информации и в социальных сетях о том, что мы живем в «постправдивом мире», вызвало озабоченность у некоторых ученых. Однако безоговорочное доверие к таким заявлениям нарисовало бы чересчур упрощенную и глубоко антиисторическую картину. Хотя 2016 год, возможно, и имел свои сюрпризы, проблемы, которые он поставил перед теми, кто связан с передачей фактов и цифр специалистам и широкой общественности, не должны шокировать по-настоящему.

В течение многих лет метеорологи и климатологи решают сложные задачи, связанные с эмпирическим измерением и прогнозированием бесчисленного множества динамических характеристик атмосферы и с передачей этих комплексных данных населению. В будущем, когда ожидается, что интенсивность и частота экстремальных метеорологических явлений будет расти из-за изменения климата, еще более важной будет способность доведения до населения прогнозов и предупреждений в точной, сжатой и убедительной форме. В этой статье рассматриваются  некоторые факты из истории предоставления прогнозов погоды населению Соединенного Королевства (СК), отражающие напряженные отношения между научными экспертами и общественностью.

Возлагайте вину на синоптиков

Один из наиболее печально знаменитых случаев искажения прогноза погоды касается комментария в прямом эфире синоптика Британской радиовещательной корпорации (Би-би-си) Майкла Фиша незадолго до Великой бури 1987 г. Фиш, метеоролог Национальной метеорологической службы СК (Метеорологическое бюро) начал свой прогноз 15 октября 1987 г., заявив следующее: «Сегодня, очевидно, женщина позвонила на Би-би-си и сообщила о том, что слышала о приближении урагана. Если вы смотрите эту передачу, не волнуйтесь – ничего подобного не ожидается». На следующее утро жители страны стали свидетелями картины разрушений. При порывах ветра, превышавших 160 км/ч,  и постоянной скорости ветра свыше 130 км/ч внетропический циклон, который обрушился на юго-восток СК, когда страна спала  ночью с 15 на 16 октября 1987 г., был самым мощным в регионе со времен Великой бури 1703 г. Только в одном СК от урагана погибло 19 человек, повалено примерно 15 млн деревьев, наблюдалось массовое отключение подачи электроэнергии, а размер ущерба, нанесенного застрахованному имуществу, составил рекордные в то время для всего мира 1,4 млрд фунтов стерлингов (2,3 млрд долларов США по курсу того времени).

Последствия Великой бури 1987 г., Лондон

Автор фото: Дэйвид Райт

Ураган часто вспоминают не просто из-за его силы и причиненных им разрушений, но и в связи со скандально знаменитым прогнозом Фиша и отсутствием четких предупреждений о суровых погодных условиях со стороны Метеорологического бюро. Ураган, его последствия и память о нем формируют общее представление об ожиданиях населения Британии в конце ХХ века в отношении экстремальных метеорологических явлений и их взаимосвязи с экспертной научной организацией, сообщающей о рисках, возникающих в результате таких явлений. Такой организацией является Метеорологическое бюро.

Сразу после урагана средства массовой информации поспешили обратиться с вопросами к метеорологической службе. Газеты Британии вышли с такими заголовками: «Метеорологам не удалось предсказать рекордный по силе ураган» и «Почему они не предупредили нас?». Многие критические замечания, включая то, насколько поздно было выпущено предупреждение для населения, были связаны с непониманием порядка работы Метеорологического бюро. На самом деле, Метеорологическое бюро выпускало предупреждение за 4 дня до начала урагана 15–16 октября.

Официальные предупреждения о штормовом ветре в проливе Ла-Манш были выпущены рано утром 15 октября, а все программы государственного телевидения и радио в тот день предупредили о сильном ветре. Однако поскольку две разные расчетные модели, используемые Метеорологическим бюро, давали неопределенные прогнозы, предупреждения о штормовом ветре на суше не были выпущены. Особые предупреждения были направлены поздно вечером 15 октября гражданским службам, таким как Британские железные дороги и Лондонская пожарная команда, а экстренное предупреждение было объявлено населению по радио в 01:20 ночи 16 октября. Пытаясь смягчить критику относительно того, насколько поздно было выпущено предупреждение для населения, профессор Джон Хаутон, бывший в то время генеральным директором Метеорологического бюро, подчеркнул, что в рамках действовавшей системы предупреждений о чрезвычайных ситуациях предупреждения для населения могли быть выпущены только за три часа до наступления опасного метеорологического явления и если только оно почти наверняка должно было произойти.   

Внутреннее расследование обстоятельств потребовало пересмотра содержания и стиля телевизионных презентаций и полного пересмотра того, как Метеорологическое бюро взаимодействует с прессой и другими средствами массовой информации, при этом было установлено, что употребление Майклом Фишем термина «hurricane» (ураган) оказалось попросту «неудачным». Участники расследования сочли используемый язык «частью стиля передачи прогнозов, направленного на то, чтобы сделать их более интересными, чем сухое перечисление фактов». Такой разговорный стиль долгое время был характерной чертой прогнозов для населения в СК.

Этот запомнившийся инцидент был не первым, когда выступавшего на телевидении синоптика обвиняли в ошибочном прогнозе, и не впервые язык синоптиков и форма подачи материала вызывали затруднения. Такие случаи отмечаются с самого начала представления прогнозов на телевидении.

«Лицо» британских прогнозов погоды

Первые телевизионные прогнозы в Великобритании с появлением метеоролога на экране были начаты Метеорологическим бюро совместно с Би-би-си в январе 1954 г. Эти «наглядные» прогнозы были попыткой улучшить визуальную эстетику передаваемой по телевидению погоды и повысить уровень осведомленности населения в вопросах метеорологии.

Однако появление «лица» у прогноза погоды привело к неожиданной реакции зрителей. Почти сразу же после введения в действие нового формата служба Би-би-си начала получать письма, в которых ведущих упрекали в неточности предоставляемых прогнозов. Хотя критические замечания относительно неточных прогнозов не были чем-то новым, поспешность и объем обвинений, направленных конкретно на ведущих, были беспрецедентными. Частично это обусловлено тем, что человек, появляющийся на экране, был специалистом-метеорологом, а не привычным диктором телевидения.

Директор Национальной метеорологической службы лично отвечал на большинство писем и в одном случае разъяснял следующее: «Думаю, что к метеорологу надо относиться, скорее, как к советчику, чем предсказателю… Однако трудность заключается в том, чтобы добиться равновесия между профессиональной картой с непонятными знаками и чрезвычайно упрощенным вариантом, понятным среднему зрителю».

Синоптики столкнулись с тем, что теоретики в области передачи научной информации позже назвали основной слабостью дихотомического подхода «модели дефицита», при котором попытка установить связь с широкими слоями общества с разным уровнем образования всегда была не полностью успешной. При разработке нового формата служба Би-би-си настоятельно рекомендовала Метеорологическому бюро использовать более привлекательный язык вместо скучных научных терминов, принятых в профессиональной практике. Таким образом, новые лица, представлявшие прогнозы погоды, попытались установить прямой контакт со зрителем: в своей первой передаче метеоролог Джордж Каулинг сообщил домохозяйкам, что ветреная погода будет благоприятной для вывешивания постиранного белья. Помимо того, что такой язык более привлекателен, чем сухая фраза «существует высокая вероятность ветра сегодня», он придает более глубокое ощущение определенности и личного контакта.

Уже в конце 1953 г. директор Метеорологического бюро  предложил назначить ответственным за обслуживание населения сотрудника из числа старших должностных лиц с возложением на него обязанности информировать заместителя директора по вопросам прогнозирования о характере, содержании и способе изложения всей информации, передаваемой населению. Тем не менее сотрудникам   Метеорологического бюро было трудно сохранять язык таким, чтобы привлекать широкий круг зрителей, и в то же время в четкой форме сообщать о неопределенности, вероятности и причинах ошибок.

Те сотрудники Метеорологического бюро, кто видел в новом формате возможность распространения прогнозов и образования населения, были удивлены случаями необоснованных поисков виноватых. Они полагали, что если бы население лучше разбиралось в том, как работают метеорологические системы и процесс прогнозирования, их понимание подверженности прогнозов ошибкам, безусловно, возросло бы. Такой интуитивный взгляд чрезмерно упростил взаимосвязь между восприятием риска и обвинением, что не позволяет принять во внимание проблемы передачи информации, которые возникают при сообщении о риске.

Михаэль Фиш дает свой печально известный прогноз 15 октября 1987 г.

Визуализация комплексных синоптических данных

Формативная технология на телевидении позволила сотрудникам службы Би-би-си экспериментировать не только с теми, кто будет представлять новый формат, но и с тем, как прогноз следует представлять. Теперь, когда есть ведущий передачи, должны ли карты быть более сложными? Какие элементы должны быть напечатаны, а какие следует наносить на карту в прямом эфире? Во время испытаний в 1953 г. Метеорологическое бюро и служба Би-би-си потратили очень много времени и усилий, чтобы определить, как можно визуально представить комплексные прогнозы погоды, чтобы они были понятны широкой общественности.

Представители Метеорологического бюро уже столкнулись с трудностью упрощения комплексных кодированных синоптических карт при составлении прогнозов для газет, а технические ограничения телекамер с самого начала вынудили синоптиков составлять даже еще более простые карты. Теперь при добавлении движущегося элемента, когда метеоролог наносит его на карту в прямом эфире, процесс стал еще более не простым. Тот факт, что развитие синоптической картины подчеркивалось тем, что вчерашним и сегодняшним картам предоставлялось столько же эфирного времени, как и картам завтрашнего дня, позволяло синоптику объяснять любые ошибки, что помогало смягчить обвинения и сохранить доверие зрителей. Однако по мере того, как сотрудники Метеорологического бюро пытались найти баланс между исчерпывающим объяснением всех возможных результатов и точной, сжатой и целостной картиной погоды, их продолжали обвинять в ошибочности прогнозов погоды.

Группы, вовлеченные в телевизионный проект, плохо понимали, насколько важны язык, внешний вид и визуальный аспект прогнозов. Однако они не могли предвидеть, что предоставление вероятностных прогнозов на детерминистическом языке, который мог бы быть понятен зрителям, окажет значительное влияние на развитие восприятия населением риска и ожиданий, касающихся прогнозов погоды.

Прогнозы сегодня

Положение Метеорологического бюро как известного распространителя научной информации и сложные задачи, которые это положение ставит перед  финансируемым государством органом с целью сохранения объективности и научности, были подтверждены в рамках парламентского опроса 2012 г., проведенного Научно-техническим комитетом Палаты общин. По результатам опроса было заявлено, что:

в точном прогнозе мало пользы, если он не передается должным образом и не понятен заказчику. Метеорологическому бюро следует работать с телеведущими, чтобы повысить эффективность передачи. В частности, присущая долгосрочным прогнозам неопределенность должна быть четко разъяснена, и мы стремимся к тому, чтобы телеведущие больше использовали вероятностную информацию в своих прогнозах погоды.

Джордж Каулинг представляет новый формат на Би-би-си.

Итак, хотя многое изменилось со времен давнего грубого вмешательства Метеорологического бюро и службы Би-би-си в телевизионные прогнозы, напряженность между вероятностными прогнозами и детерминистическим языком остается. Несмотря на меняющиеся технологии прогнозирования и новые цифровые каналы средств массовой информации, то, как люди интерпретируют, понимают и действуют с учетом прогнозов погоды, по большому счету не изменилось. Для того чтобы по-настоящему понять потенциальную реакцию населения на любой данный прогноз, необходимо более тщательно проанализировать способ представления и передачи прогноза конечному пользователю. Кроме того, научная деятельность, которая лежит в основе подготовки каждого метеорологического прогноза, предупреждения об экстремальных метеорологических явлениях или климатического сценария, должна быть более «прозрачной» для населения. История метеорологии дает убедительный материал и физические средства, позволяющие населению ознакомиться с научной деятельностью. Открытость важна для устранения неопределенности независимо от того, какими средствами это достигается: музеи, средства массовой информации, аудиторные занятия или современные занятия в режиме онлайн.

Библиография

Anon, 1954. Two Weather Men. Radio Times, 122, 8 January 1954, p.15.

Anon, 1987. Met men fail to predict ‘worst recorded storm’, The Telegraph, 17 October 1987, p.1; and Anon. 1987a. Why didn’t they warn us? The Daily Mirror, 17 October 1987, p.1.

Anon, 2009. George Cowling Obituary. The Telegraph Online, 27 December 2009.

       Hall, A. 2012. p. 18–22, 37–40.

Houghton, J. T. 1988. The Storm, the Media, and the Enquiry. Weather, 43, 67–70; Gadd, A. J., and R.M. Morris. 1988. Guidance available at Bracknell for the storm of 15/16 October 1987, and the forecasters’ conclusions at the time. Meteorological Magazine, 117, 110–118; Flood, C. R., and R.D. Hunt. 1988. Public forecasts and warnings of the storm of 15/16 October 1987. Meteorological Magazine, 117, 131–136; and LeVay, S. 2008. When Science Goes Wrong: Twelve Tales from the Dark Side of Discovery. London, Penguin Books, Chapter 2.

House of Commons Debate, 21 October 1987, vol. 120 cc729-42; and Houghton, D. M., F.R. Hayes, and B.N. Parker. 1988. Media reaction to the storm of 15/16 October 1987. Meteorological Magazine, 117, 136–140.

        Michael Fish, BBC television weather forecast, 15 October 1987.

Rawes, 1957. Letter from Rawes (BBC TV Presentation Editor) to Sutton, 23 January, 1957. T16/245/4, BBC Written Archives, Reading, United Kingdom.

        RMS, 2007. The Great Storm of 1987: 20 Year Retrospective. Risk

Management Solutions Inc. Special Report. For more on the Great Storm of 1703 storm see, RMS, 2003. December 1703 Windstorm: A 300 Year Retrospective. Risk Management Solutions Inc. For more information on 1987 see the Met Offi  ce factsheets on the storm, here and here.

Sarewitz, D., R.A. Pielke, and R. Byerly. 2000. Prediction: Science, Decision Making, and the Future of Nature. Washington D.C, Island Press.

Sutton, O.G. 1953. Summary of project progress sent from Sutton to Sandford (DUS – Air Ministry), 24 November 1953. AIR 2/10881, The National Archives, London, United Kingdom.

Sutton, O.G. 1954. Letter from Sutton to Denham, 2 March 1954. AIR 2/12924, The National Archives, London, United Kingdom.

Share this page